Обмен: начинающийся после освобождения - Украинский Хельсинский союз по правам человека

Опять немножко вернемся к теме обменов и к тому, что происходит после. 27 декабря 2017 все свое внимание уделяли онлайн трансляциям возвращения граждан Украины из неволи, выступлениям Президента Украины и самых уволенных. Но уже на следующий день, когда вся пыль от радости начал оседать, появились вполне будничные проблемы, которые одними публичными заявлениями невозможно решить. Попробуем на них взглянуть более детально.

Попробуем на них взглянуть более детально

медицинская помощь

Полное медицинское обследование и квалифицированная помощь - это первый вопрос на повестке дня. Публичность сыграла на руку последним уволенным, поэтому их для обследования разместили в медицинские учреждения. Это, в первую очередь, касается гражданских заложников, поскольку закрепленного права получить такую ​​помощь они не имеют, в отличие от военных. В соответствии со статьей 11 Закона Украины «О социальной и правовой защите военнослужащих и членов их семей» «... военнослужащие, военнообязанные и резервисты ... имеют право на бесплатную квалифицированную медицинскую помощь в военно-медицинских учреждениях здравоохранения ...» (прим. - текст Закона по ссылке: http://zakon3.rada.gov.ua/laws/show/2011-12/paran181#n181 ). Исходя, по меньшей мере из данной нормы, следует утверждать, что государство должно обеспечить освобожденных военнопленных должным бесплатной медицинской помощью. Но вопрос стоит в определенных нюансах этой медицинской помощи как для гражданских, так и для военных - каковы ее границы? Проблемные вопросы возникают в проведении тяжелых и стоимостных операций, в осуществлении зубного протезирования, где государство не может обеспечивает «бесплатность».

Как показывает практика, проблема возникает еще в качестве медицинского обследования и фиксировании причин тех или иных травм. Возможно, мы, юристы, слишком много хотим - видеть в медицинском заключении утверждение, что травма стала, например, следствием применения физического насилия во время пребывания в плену. Такой бы изложение специалиста был идеальным с точки зрения доказывания. Но сейчас важно, хотя бы, чтобы зафиксированы обострения болезней привязывались к факторам, которые могли это вызвать: применение физического насилия, условия сна и питания, отсутствие надлежащей медицинской помощи после травм. Если этот момент упустить из виду сразу, его уже нельзя будет восстановить.

социальные вопросы

Если говорить о компенсационных выплатах уволенным из плена, то в Украине на законодательном уровне такой возможности не предусмотрено. Лишь после последнего обмена Министр социальной политики сделал заявление, что уволенным выплатят по 100 000 гривен (прим. - утверждение Министра по ссылке: https://ua.korrespondent.net/ukraine/3923247-zvilnenym-z-polonu-zaruchnykam-vyplatiat-po-100-tys-hryven ). Поскольку выплаты, по сообщению министра, будут осуществляться по основе принятого постановления - ведомственного акта, а не введение изменений на уровне закона - то можно предположить, что они будут касаться только тех, кто был уволен 27.12.2017 г.. Пока не будет доступным текст данного документа, то трудно сказать, будут осуществляться выплаты и военным, и гражданским и будет предусмотрена выплата уволенным ранее лицам.

Также Министр заявил, что «... период, когда человек незаконно содержалась боевиками, будет зачислен в трудовой стаж. Если военнослужащий попал в плен, этот срок ему зачтут как участнику боевых действий - в тройном варианте ... »(прим. - утверждение Министра по ссылке: https://ua.korrespondent.net/ukraine/3923247-zvilnenym-z-polonu-zaruchnykam-vyplatiat-po-100-tys-hryven ). В отношении гражданских лиц данное нововведение может быть актуальным, но при условии, что изменения будут вводиться на уровне закона. В отношении военнослужащих, если служебным расследованием по части не установлено факт самовольного оставления, то:

  • во-первых, военнопленный продолжает считаться в качестве боевой единицы до момента его возврата;
  • во-вторых, военнопленному продолжает начисляться его заработная плата вместе с дополнительными выплатами за все время пребывания в плену (прим. - более подробно вопросы материального обеспечения военнослужащих во время пребывания в плену были исследованы в предыдущем заметке: / blogs / polon-i-vyplaty-vijskovosluzhbovtsyam / ).

Заявления на социальную тему носят политический характер. Как пока и утверждение, что все уволены, кто негде жить, будут обеспечены жильем (прим. - ссылка на заявление в СМИ: https://www.ukrinform.ua/rubric-society/2375488-zvilneni-zarucniki-u-feofanii-zabezpeceni-vsim-neobhidnim-tuka.html ). Опять же, Украина не предусмотрела для себя обязанности обеспечить освобожденных лиц жильем, в случае необходимости. Поэтому любые действия государственных органов в данной сфере будут актами индивидуального характера и в каждой ситуации решаться отдельно.

Информация и опросы

Каждый раз каждый обмен доказывает, насколько ценны свидетельства освобожденных лиц. Они позволяют уточнить списки тех, кто остался в неволе; идентифицировать представителей самопровозглашенных республик и привязать конкретных личностей в совершенных преступлений; воссоздать картину событий, которые происходили с человеком, чтобы в дальнейшем иметь возможность привлечь виновных к ответственности. Реальная ситуация с документированием данной информации вызывает определенное беспокойство.

С 2014 сложилась стала практика общения Службы безопасности Украины с освобожденными из плена непосредственно после освобождения. Лица могли общаться с представителями Службы в течение нескольких часов, при этом акцент в разговоре ставился на боевиках, которые удерживали в плену. После обмена 27 декабря 2017 Уполномоченным Президента Украины по вопросам реабилитации участников АТО была введена новая практика общения с освобожденными - дебрифинг. По сути это процедура опроса / документирования, при которой освобожден рассказывает о пережитом, а общается с ним комиссия из представителей различных органов вместе с психологами. Как сообщается в официальных заявлениях Офиса Уполномоченного, это проводится для того, чтобы не травмировать уволенного постоянными контактами с государственными органами (прим. - интервью руководителя Офиса Уполномоченного Президента Украины по вопросам реабилитации участников АТО по ссылке: https://hromadskeradio.org/programs/kyiv-donbas/cherez-informaciynu-viynu-my-ne-mozhemo-iz-zvilnenymy-z-polonu-pracyuvaty-v-tyshi-nataliya-zarecka ). Но пока данный эксперимент нельзя назвать удачным, потому что Служба безопасности Украины и вне Дебрифинг продолжает свою устоявшуюся практику общения.

С позиций безопасности, вопрос возникает относительно статуса информации, полученной в ходе подобного общения, и ее защиты. Сами же пленные рассказывают, что в ходе допроса представители самопровозглашенных республик оперировали и личными данными задержанных, и информацией, которая не находится в открытом доступе. А указанные Дебрифинг и опросы не проводятся в пределах, определенных Уголовным процессуальным кодексом Украины, не привязываются к отдельного процессуального статуса лица и оформляются сомнительным образом. Поэтому возникают вполне логичные вопросы: кто защищает эти материалы и как они в дальнейшем используются? Вопросы остаются без ответа, поскольку в открытом доступе инструкций по проведению подобных опросов не найти.

Если замечать на процессуальные вопросы, то следует принимать во внимание работу Национальной полиции Украины и Главной военной прокуратуры. Во-первых, в территориальных органах Национальной полиции открыты производства по заявлениям родных пленных по фактам безвестного исчезновения или похищения в зоне АТО. И уже после освобождения, лицу нужно сняться с розыска и пообщаться со следователем из полиции. Во-вторых, именно Главная военная прокуратура Генеральной прокуратуры Украины проводит расследование по фактам жестокого обращения с пленных. Каждый освобожден из плена должен быть признан потерпевшим в данном производстве и допрошен в соответствии с требованиями Уголовно-процессуального кодекса Украины. Именно в рамках данного производства и происходит привлечение к ответственности представителей самопровозглашенных республик, виновных в жестоком обращении над пленными, поэтому крайне важно общение уволенного с представителем военной прокуратуры.

Еще стоит отметить возможность освобожденных обратиться в международные судебные инстанции. Если говорить о рассмотрении индивидуальных ситуаций и нарушений, то следует рассмотреть обращения в Европейский суд по правам человека. Правозащитные организации, в частности УХСПЧ, оказывают правовое сопровождение в этом вопросе. Также следует обратить внимание и на деятельность Международного уголовного суда и передаче показаний к этой инстанции (прим. - о рассмотрении ситуации по Украине Международным уголовным судом в предыдущем заметке: / blogs / rozhlyad-sytuatsiji-v-ukrajini-mizhnarodnym-kryminalnym-sudom / ).

К сожалению, после каждого обмена внимание, которое сопровождает освобожденных, навсегда сопровождается объективной информацией. Стоит ко всему, что происходит вокруг, относиться внимательно и перед тем, как что-то сделать, пытаться получить как можно больше информации. Очень жаль, что после освобождения проблемы не заканчиваются, а только возникают новые и большинство из них вызывает именно популизм государственных органов вокруг вопросов обменов.

Продолжение следует ...

Если заметили ошибку на сайте, пожалуйста, выделите текст и нажмите ctrl-enter.

Но вопрос стоит в определенных нюансах этой медицинской помощи как для гражданских, так и для военных - каковы ее границы?
Поэтому возникают вполне логичные вопросы: кто защищает эти материалы и как они в дальнейшем используются?