Вячеслав Липинский О ... НЫНЕШНИЕ УКРАИНСКИЕ РЕАЛИИ

Недавно решил я посмотреть некоторые произведения Вячеслава (Вацлава) Липинского (1882-1931), в частности известную его работу «Письма к братьям-хлеборобам». И многое из того, о чем этот мыслитель писал почти сто лет назад, сейчас кажется удивительно актуальным.
Бесспорно, Липинский является первостепенной фигурой в украинской социально-философской мысли начала ХХ в. Это был оригинальный мыслитель, который пытался из нетрадиционных для Украинской позиций рассматривать те проблемы, которые стоят перед ними. Другое дело, что его творчество у нас плохо знают. А еще хуже - понимают.
Одним из центральных понятий в политологической теории Липинского является понятие нации. К нему он неоднократно обращался, давал ему пространные определения. Наряду с нацией, мыслитель говорил о человечество в целом, используя здесь термин «цивилизация». По его мнению, цивилизация начинается с того времени, когда человек перестает быть природным существом, начала использовать определенные орудия как для изменения природы, так и общественной организации. Цивилизация, считал Липинский, постепенно развивается. Прогресс оказывается в совершенствовании воздействия человека на природу, более умелому преобразовании природы, что, в свою очередь, связано с преодолением человеческого лени. Наряду с этим идет усовершенствование техники и морали. Определенной ступени развития техники должен соответствовать адекватный степень развития морали. При этом понятие техники и морали трактуются Липинский очень широко. Техника - различные средства воздействия человека на окружающий мир, прежде всего на природу. Мораль - правила, с помощью которых люди организуют свою общественную жизнь.

Собственно, нация - это организованное общественной жизни, где активное меньшинство организует пассивную, «ленивую» большинство. Липинский большое внимание уделяет именно этой «активной меньшинства». Ее он также называет аристократией, элитой. Но это не родовая аристократия, которая наследует свое право на управление. Ц е лучшие, наиболее энергичные и наиболее умелые люди, которые к тому же имеют определенный «идеализм». Без этого «идеализма», мистически обусловленного волюнтаризма нацию создать.
Для Лининського понятие нации и государства тесно взаимосвязаны и являются сопутствующими. Он считал, что для нормального функционирования нации должна существовать соответствующая организация общественной жизни (государство). Также в Липинского можно встретить мнения, что государство предшествует нации ( «всегда сначала бывает государство, а затем нация»). По его мнению, без государства нация не может сформироваться и в то же время существование нации требует государственной жизни.
Национальные государства, считал Липинский, могут возникать в результате национальной революции. Но его мало интересовал сам революционный процесс, когда власть оказывалась в руках демократов и радикалов. Демократические моменты революции он не воспринимал. Его более интересовало завершения революции - «термидор». По мнению Липинского, революция должна хороший результат, когда после нее происходит «возрождение» элиты, которая организует государственную жизнь. Он писал: «Кроме того, история всех республик всего мира, которые появляются из революций против аристократического монархического строя, учит, что только те из числа них могут некоторое время удержаться, которые - при помощи так или иначе, в иных социальных формах возрожденной, а не здегенерованои части старой аристократии - сумеют захватить в свои руки старый административный аппарат и большую часть армии ». То есть государство после революции может произойти только тогда, когда новая послереволюционной элита сумеет организовать сильный государственный аппарат. Разве это не является актуальным для нас? Почти десять лет назад мы имели Оранжевой революции, три года назад состоялась Революция достоинства. Но эти революции, казалось, не оправдали надежд. Сейчас снова растет недовольство, которое может привести к очередному «революционного взрыва». И причиной этого недовольства является качество постреволюционной элиты, которая, придя к власти, не сумела создать эффективное государственное жизни.

Липинский предостерегал против «игр в демократию», что, по его мнению, особенно опасно во время антиколониальной революции. А Украина - нравится это кому-то или нет - была и остается колонией. И задача антиколониальной революции у нас не является решены.
Вот что писал Липинский о антиколониальную революцию: «... иногда может прийти самое страшное для колонии освобождения демократическое. Оно бывает тогда, когда по каким-либо причинам, в сутках еще господство демократии, ослабла или развалилась метрополия. Демократический хаос в такой колонии - получившая самостоятельность не благодаря собственной внутренней силе, а благодаря бессилию метрополии - доходит до кульминационной точки. Лишенная собственного сильного государственного аппарата, лишена собственных сдерживая консервативных классовых сообщений, такая колония, после своего падения государственного аппарата метропольного, становится ареной ничем уже не выдержанным борьбы демократических политических партий между собой. Проводники этих демократических партий, перед которыми открылось неожиданно неограниченное уже ничем поле для политической спекуляции, хотят теперь стать все головами государства, меньше ее министрами, руководителями и героями нации ». Вам это ничего не напоминает? Не является ли это изображением Украине после развала СССР?
Липинский был немалые сомнения в эффективности демократических процедур, особенно тогда, когда нация хочет избавиться колониальной зависимости и стать действительно самостоятельной. Вот некоторые его рассуждения: «Лучших организаторов найти и к труду государственной привлечь не может даже самая выборная власть, потому что она прежде всего должна числиться не из талантом, а с партийным цензом человека. К тому же она заинтересована в том, чтобы никто способнее, никто действительно талантливый возле нее при труда государственной ни оказался, потому что избиратель тогда готов казнить
любовь и доверие к своим народных представителей ». А действительно, не по партийному цензом (квотами) формируются у нас управленческие структуры? Поскольку в нынешней Украине партии это преимущественно политические проекты, которые привлекают карьеристов и авантюристов, неудивительна некомпетентность многих наших управленцев.
«Партийная демократия», в последнее время расцвела у нас буйным цветом, ничего конструктивного, считал Липинский, нам дать не сможет. По этому поводу у него есть такие рассуждения: «Лидеры партий могут существовать только тогда, когда существуют партии. Чем больше политически разбита нация, чем более упорную борьбу она ведет сама с собой, тем больше в ней политических партий, больше лидеров, больше всяких политических должностей для интеллигенции. Политикуюч а интеллигенция живет с политического разбивания и разобщение нации. Думать, что у нее сорганизуется и объединится в одно тело
вся нация - абсурд ». Не является ли это нашим сегодняшним реалиям? Мало ли мы «политикуючои интеллигенции», которая творит партии без идеологии и социальной базы? Поэтому представители этой интеллигенции легко переходят из одной партии в другую. Возьмите любого из наших политических лидеров и поинтересуйтесь, сколько он за последние десять-пятнадцать лет партий поменял. Но от этой партиетворчости жизни в Украине не улучшилось. Скорее, наоборот.
И хотя наши политические лидеры (по крайней мере некоторые из них) как бы имеют высокую «политологический грамоту», однако эта наука не так много им и всем нам дает. По этому поводу тоже есть интересные соображения Липинского. «Хотя-бы все наши здеклясовани интеллигенты высокие школы социальных наук закончили, - писал он, - они не научатся там основы каждой творческой политики, а именно политического такта. ... а без н ього в политике или перепрыгнешь, либо не Доскоча ». Действительно, в этом нашим политикам не хватает. Не хватает и ощущение реальности, и адекватности.
Есть в Липинского и соображения по внешней помощи Украине. Вот, например, такие: «Если бы нас было не 40000000, а 1000000 и если бы мы жили в каких-то пустынных горах, или болотах, а не на лучшей в Европе земли, то,« получив »соответствующую сумму франков, марок или стерлингов и немного «уже готовой» полиции, можно было бы от беды завести у нас свой государственный строй и порядок. Но имея землю, за которую собственно дерутся между собой те внешние силы, которые мы для политического освобождения той земли хотим принять, и имея вместо сознательной, организованной нации сорок миллионов национально неосознанных, а политически взбаламученных различными демагогами, взаимно себя ненавидящих и ненавидящих всякую власть единиц, разбитых сверху на сотни враждующих «партий», а снизу на тысячи воюющих между собой «республик» - трудно допустить, чтобы в современной истощенной и больной Есть Европы нашлась я вне нас сила, которая, вопреки другим враждебным к нам с Илам и вопреки нам самим, построила для нас на нашей земле государство и организовала нас в современную европейскую нацию ». Вам это ничего не напоминает? Конечно, Запад может найти ресурсы, чтобы реформировать небольшие постсоветские прибалтийские республики. Даже нашел средства для реформации небольшой горной Грузии. Но удастся здесь ему «справиться» с более чем сорокамиллионный Украины?
Липинский постоянно говорил, что только сами украинцы должны построить свое государство. И не надо надеяться, что европейцы предоставят серьезную помощь в этом государственном. «В данный момент, - категорически заявлял мыслитель, - никто в Европе сильной и большой Украинского Государства себе не желает. Напротив, есть много сил, собственно заинтересованы в том, чтобы никакой
Украина не было, чтобы она была как можно более слабой ». Конечно, в нынешних условиях Европа предоставляет Украине помощь в ее противостоянии с российской агрессией. Однако, насколько эта помощь является адекватной? Так, Европейский Союз имеет свой интерес. Ему не нужны беженцы из Украины. Не требуется и то, чтобы российские войска оказались на румынском, венгерском, словацком и польском границах, то есть на границах НАТО и ЕС. В конце концов, понятно, что когда упадет Украины, то восточные страны Евросоюза могут стать объектом гибридной войны, которую будет проводить Россия. Собственно, последняя и так эту войну ведет - другое дело, что не в таких масштабах, как с Украиной. Поэтому ЕС заинтересован в том, чтобы Украина «держалась на плаву». Из-за этого идет сюда определенная помощь, денежные дотации. Другое дело, что это все не поможет Украине справиться с кризисом.
В этом контексте, говоря о внешней помощи Украине, стоит упомянуть и такие слова Липинского: «...« самостоятельные »с чужой ласки, колонии обычно бывают вновь завоеванные какой сильной метрополией, которая освобождает их жителей от всех бед« самостоятельного »демократической жизни».
Конечно, не стоит воспринимать рассуждения Липинского как истину в последней инстанции. В его теоретических построениях есть много дискуссионного. И далеко не всегда эти построения соотносились с реалиями. Однако, по нашему мнению, Липинский сильный в отдельных «теоретических фрагментах», которые опирались на его опыт. И над многими вещами, о которых он говорил, стоит задуматься. Тем более, что многие из них не потеряли своей актуальности.

Петр КРАЛЮК

Петр КРАЛЮК

11 декабря / 2016

Разве это не является актуальным для нас?
Вам это ничего не напоминает?
Не является ли это изображением Украине после развала СССР?
А действительно, не по партийному цензом (квотами) формируются у нас управленческие структуры?
Не является ли это нашим сегодняшним реалиям?
Мало ли мы «политикуючои интеллигенции», которая творит партии без идеологии и социальной базы?
Вам это ничего не напоминает?
Но удастся здесь ему «справиться» с более чем сорокамиллионный Украины?
Однако, насколько эта помощь является адекватной?